Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

улыбка

Aliexpress-1. Для танцоров и всякие украшения

Решила тут написать серию постов о вещах на Алиэкспрессе, оказавшимися полезными лично мне.
Пост первый: о вещах для танцоров.
Собственно, мое знакомство с Алиэкспресс собственно и началось с необходимости купить кринолин.
Я брала вот этот. Он, конечно, все еще маловат для нужного силуэта, но смотрится не в пример лучше стандартного свадебного. Вот как-то так.
Collapse )
миссис Хиггинс

Звездец человеческого фактора, или немного семейных хроник

Так сложилось, что у меня нет отца. Дедушки по материнской линии тоже в общем-то нет. То есть первый мой предок-мужчина - это мой прадедушка Иван, по семейному именуемый дедка Ваня.
Дедка до войны в деревне был человеком уважаемым, у него была жена и четверо детей, и он построил семье дом. Хороший крепкий деревенский дом-пятистенку, с русской печью, с подполом, с просторным чердаком и всем, чем положено. В этом доме я провела все свое детство, и из всех виденных мною деревенских домов, он был лучшим. В доме было много сработанных вручную вещей, резная мебель, домотканые половики.
Дедка Ваня делал дом на одну семью. Дом, как единую систему. Дом для своей жены и для своих детей. Он полагал, видимо, что старший его сын посторит себе другой дом (ну или унаследуюет этот), а дочери уйдут в семьи мужей. Но сложилось иначе.
В 37ом дедка Ваня сгинул, но это другая история. Потом его семья прошла через войну, ушла в леса, а в доме заседали немцы, но это третья история. Главное, что все выжили, и дом выжил.
Старший сын его, Николай, ушел в партизаны, воевал, дошел за Берлина, получил медаль за отвагу и провел двадцать пять лет по тюрьмам за изнасилования. Он всю свою жизнь оставался жутким и тяжелым человеком, в доме бывал наездами, его жена от него ушла, дочь от него отказалась, и свою долю дома он отписал одной из сестер, Людмиле. Это важно, какой именно.
Следующая дочь, Галина - это моя бабушка. Она неудачно вышл замуж, и вскоре развелась. У нее было двое детей - дядя Женя, умерший от инфаркта в возрасте двадцати четырех лет, и Ирина, моя мать. Бабушка была врачом, жила в городе, но к дому как могла притягивалась и последние годы до своей смерти (она умерла зимой прошлого года) проводила в нем почти все теплое время.
Средняя дочь, Людмила, личные отношения имела еще более неудачные, и у нее тоже было двое детей. Ей повезло еще меньше. В полтора года ее первая дочь, Света, по недосмотру упала в реку и утонула. Поэтому над сыном Витей, хрупким и болезненным мальчиком, она тряслась непрерывно, и что выросло, то и выросло. То, что выросло, женилось на весьма своенравной женщине, Марии, дочери священника. У нее было девять братьев и сестер, и этот формат семьи она полагала себя для себя нормальным. Она родила своему мужу семерых детей - шестерых девочек и сына. Старшая ее дочь, Алена, в прошлом году, в возрасте двадцати восьми лет умерла. Ей ставиили почти анекдотический диагноз - волчанку. Перед смертью Алена постриглась в монахини и покинула этот мир как сестра Ольга.
Дядя Витя человек совсем не религиозный, но он попал в полную зависимость от своей жены. А крестная Маша (она моя крестная, поэтому смысл этого слова утерян для меня навсегда) полагала, и продолжает полагать, что весь мир ей обязан, и что все должны ей помогать с ее детьми. Мир считал несколько иначе. Вернее, поначалу мир вполне себе ей помогал - но она принимала это как его обязананость и была настолько неблагодарна, что всем быстро надоело. Тогда она стала почитать себя великой страдалицей. Она была и есть мещанкой в весьма нехорошем смысле слова и именно на ней и ее детях я в полной мере познала значение слово "выцерковленный". Мне жаль образ доброго христианина. Он очень портится такими людьми.
Девочки ее, наверное, были не так плохи, но привычка тянуть одеяло на себя вкупе с постоянным чтение молитвенника тоже делала их образ далеким от идеала. Сейчас почти все они при той или иной церкви в Питере, только вроде Катя пыталась получить какое-то медицинское образование. Все они не очень здоровы, плохая наследственность.
И была еще последняя, младшая дочь у дедки Вани - Александра. Тетя Саша была человеком очень крепкого, волевого характера, но осталась одинокой. Она была единственым мужчиной в нашей семье, так шутили. Лет пять назад тетя Саша умерла от рака, это было очень быстро и очень неожиданно. И с этого начался полный раздрай в доме дедки Вани.
С тех пор как вышли на пенсию, все три сестры жили там все летнее время и по очереди зимой, дом нужно было охранять. Они всегда очень друг друга любили.
На летнее время все мое детство туда приезжала и я, моя мать - в отпуск. Нас тоже все любили. С семьей дяди Вити было все сложнее. Да, тетя Саша была очень резко настроена против Маши с самого начала (поповская дочка, другие нравы). Но поначалу она скрывала это и помогала им, и деньгами в том числе. Потом скрывать перестала. Поскольку тетя Саша в силу своего характера была в деревенском доме главной, она, конечно, несколько разожгла ту вражду, чьи плоды мы пожинаем сейчас.
Но она никогда не мешала Маше заходить в дом. Это Маша с видом обиженного ягненка могла демонстративно начать накрывать стол для своей семьи на улице, когда они приезжали. Я помню, как они приезжали. Они всегда приезжали забирать - очень редко делать. И в итоге тетя Саша добилась раздела территории - сначала клубники и кустов смородины, потом участков под картошку. Земли - но не дома. Дом нельзя было делить. Он был единым существом, с единой печной системой, например. И никто не говорил о том, чтобы делить участок совсем. ПРосто у каждого была своя земля для обработки.
Тетя Маша затаила на нее злость. И на мою бабушку заодно. Когда тетя Саша умерла, она почувствовала себя в полной власти. Они стали приезжать и жить в большой комнате с печкой. Дом был поделен - половина им (от тети Люси и дяди Коли), половина наша (от тети Саши и бабушки Гали). Они насмерть заколотили дверь между комнатами - и тетя Люся, очень привязанная к своей сестре, была вынуждена ходить к ней через коридор. Потом моя бабушка умерла, и тетя Люся осталась одна. Они выкинули домотканые половики (именно выкинули, не отдали нам), и постелили синтетические ковры. Они повели себя как истинные врмеменщики - снесли летнюю кухню, туалет и не построили ничего взамен. Все, что служило годами - косы, топоры, прочие инструменты, оказалось уничтожено ими за год.
Когда моя мать сегодня приехала туда, чтобы что-то посадить и подготовить дом к приезду ее Кари на ее отпуск, она обнаружила, что территория перегорожена пополам и на тех мстах, где были тропинки, лежать камни, а в двух местах стоят ни много ни мало противотанковые ежи. Деревянные, правда. Ни ногой не ступите на ее землю. Она ничего не сделала для этой земли в жизни.
Маме придется ходить за водой и и в общие постройки типа сарая кругом, вокруг изгороди через низ мимо реки.
Это пиздец. И эта женщина считает себя невинной мученицей и живущей по христианским законам.
Когда умерла Аленка, моя мама выразила ей соболезнования и сказала, что это страшная потеря. И что ее мать так и не оправилась после смерти Жени. И получила ответ:
-Да что там, одного потерять. Вот я всю жизнь хороню.
(Кого бы она хоронила всю жизнь, интересно мне?)

Люди. И да, я не добрая христианка. Я позволяю себе осуждение. Потому что больше ничего увы я поделать не могу.

Один из вас. Кабинетка

В непонятном и никому не известном доме Хогсмида на рождественских каникулах по приказу профессора Дамблдора собраны все пятикурсники Хогвартса, не разъехавшиеся по домам по той или иной причине.
Collapse )